Зарегистрироваться

Политические клубы

Категории Политические клубы | Под редакцией сообщества: Политические клубы

Эта версия статьи от 16 Сентябрь 2010 11:37, редактировал
Список всех версий Перейти к списку версий
Перейти к последней версии

Политические клубы – одна из первичных структурных форм общественно-политической организации, сочетающая высокий уровень открытости, равенства членов и общности целей с низким уровнем институциализации.

Клубное начало является неотъемлемым элементом любой общественно-политической организации, без которого последняя перестаёт быть сама собой. Базовый характер политического клуба как структурной формы заключается в том, что она содержит в себе все элементы, необходимые для функционирования и развития общественно-политической организации. Среди них – не только формальное, но и фактическое равенство всех членов, открытость для вступающих, ориентация на общенациональные, а не узкокорпоративные цели, отсутствие ограничений на выбор направления и методов деятельности. В какой-то мере политический клуб можно считать идеальной формой общественно-политической организации, требующей от своих членов максимальной самоотдачи ради общей цели – этим и объясняются относительная недолговечность клубных организаций и их неспособность распространить своё влияние на сколько-нибудь широкие массы населения.

В силу своих внутренних качеств политические клубы – продукты достаточно позднего этапа общественного развития. Предпосылками их возникновения является наличие в обществе ценностей, объединяющих различные слои населения, а также признание принципиального равенства всех членов общества.

От кланов, клик, кокусов (неформальных объединений влиятельных политиков) политические клубы отличаются ориентацией на общенациональные интересы. Это наиболее идеологизированные из всех общественно-политических организаций.

От сектантских союзов и тайных обществ их отличают открытый характер деятельности и готовность инкорпорировать всё новых и новых членов, а также отсутствие внутри клуба монополии на истину. В связи с этим существование клубов немыслимо без постоянных дискуссий о путях развития общества, которые и составляют основное содержание их деятельности.

От клиентел и иерархических структур политические клубы отличает принципиальное равенство всех членов, не только формальное, но и фактическое – председательствующий на заседаниях не управляет клубом, а скорее ведёт дискуссию, тогда как за реальными лидерами (которых может быть сразу несколько) не закреплено никакого формального статуса.

РОЛЬ ПОЛИТИЧЕСКИХ КЛУБОВ В СТАНОВЛЕНИИ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ СТРАН ЗАПАДА

Первые политические клубы возникли в ХVII веке в Великобритании. Часть из них положила начало представленным в парламенте протопартиям – тори (White Club) и вигам (Brook’s Club). Другие носили резко оппозиционный к монархии характер и были запрещены указом Карла II (1675), однако продолжили свою деятельность и в дальнейшем.

Значительную роль сыграли политические клубы в борьбе североамериканских штатов за независимость (1760-1780-е гг.). Наибольшую известность приобрёл бостонский Кокус-клуб (Caucus Club), название которого впоследствии было заимствовано журналистами и политологами для обозначения руководящих органов американских и британских партий.

Во Франции политические клубы получили наибольшее распространение во время Великой французской революции, являясь в указанный период основной формой общественно-политической организации. Наибольшую известность приобрели Якобинский клуб, Клуб кордельеров, Клуб фельянов, «Социальный кружок», Центральный клуб Лиона и др.

Согласно Максу Веберу, политические клубы являлись одной из стадий в эволюции политических партий – промежуточной между аристократическими кружками (коттериями) и современными (массовыми) партиями. К типичным партиям клубного типа он относил британских тори и вигов.

Впоследствии Морис Дюверже на более широком опыте показал, что политические партии могут образовываться самыми разными способами, в том числе минуя стадию политических клубов: яркий пример – непрямые партии (созданные коллективными участниками – профсоюзами, кооперативами и т.п.).

Тем не менее клубные отношения являются неотъемлемым элементом почти любой устоявшейся политической партии и наряду с публичными политиками, активом, аппаратом, представителями в органах власти составляют костяк их организационной структуры.

В частности, Республиканская и Демократическая партии США, в которых отсутствует формальное членство, тем не менее окружены многочисленными клубами сторонников. То же самое относится и к политическим партиям Западной Европы, главное отличие которых от американских заключается в том, что эти клубы, как правило, растворены в формальных организационных структурах.

Многие из появившихся во второй половине ХХ века партийных и протопартийных образований (в частности, «зелёные»), по сути, представляли собой ассоциации политических клубов, не имеющие фиксированного членства и формальных руководящих органов.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ КЛУБЫ В ИСТОРИИ РОССИИ

В России практически все партии на ранних этапах многопартийности представляли собою ассоциации политических клубов. Это касается как дореволюционного, так и постсоветского периода.

В начале ХХ века из политических клубов (кружков) выросли партии и протопартийные образования во всех секторах идейного спектра: левого (социал-демократы, эсеры, анархисты), центристского (кадеты, октябристы, прогрессисты), правого (монархисты). Многие из этих партий – например, меньшевики, эсеры, отчасти октябристы – по большей части сохранили все признаки ассоциаций политических клубов.

Аналогичная ситуация имела место и в позднесоветской и постсоветской России, где появлению политических партий и партийной системы предшествовал трёхлетний период неформального движения (1986-1989). Он же явился временем расцвета политических клубов. Показательно, что оформившаяся в начале 1990 г. Демократическая платформа в КПСС формировалась на основе таких образований, как политические клубы «Демократическая перестройка», «Перестройка-88», «Народное действие», «Социалистическая инициатива», Межклубная партийная группа, Московский партийный клуб «Коммунисты за перестройку» и др. Всего же в учредительной конференции Демплатформы (20–21 января 1990 г.) приняли участие представители 61 партклуба из 102 городов и 13 союзных республик.

Кроме того, значительную роль в формировании ранней российской многопартийности сыграли такие организации, как Клуб социальных инициатив, молодёжный историко-просветительский клуб «Община», Федерация социальных общественных клубов, Всесоюзный социально-политический клуб, клубы (семинары, общества) «Московская трибуна», «Мемориал», «Демократия и гуманизм», «Гражданское достоинство». По подсчётам В.Игрунова, к началу избирательной кампании на Съезд народных депутатов СССР (декабрь 1988 г. — март 1989 г.) в Москве насчитывалось около 200 политических клубов.

В кампании по выборам Съезда народных депутатов РСФСР (январь-март 1990 г.) ведущую роль играли клубы избирателей, значительная часть которых в январе 1991 г. объединилась в избирательный блок «Демократическая Россия». Оппонировавший демократам блок «За политику народного согласия и российского возрождения» также имел в числе своих учредителей клубы избирателей – в частности, клуб народных депутатов СССР и избирателей «Россия».

В образованных на рубеже 1980–90-х гг. политических партиях ещё долгое время сохранялась клубная атмосфера. Исследователи ранних политических партий и протопартий страны В.Березовский, Н.Кротов и В.Червяков писали в 1991 г.: «Сохранение клубной структуры в общественно-политическом движении связано не только с тем, что это родовой элемент, из которого он вырастает, но и с тем, что клубы – необходимый элемент сегодняшней жизни. Клуб – определённая среда, в первую очередь общения, среда формирования “неформальных” политических лидеров, ибо в нём все участники равны, другими словами, де-юре – все лидеры».

Утрата партиями остатков клубных структур было, как правило, преддверием их полного исчезновения с политической сцены. В настоящее время клубное начало сохраняют, пожалуй, все зарегистрированные политические партии, за исключением Либерально-демократической партии России, с самого начала представлявшей собою типичную клиентелу, обслуживающую интересы лидера.

В постсоветский период предпринимались попытки создавать политические клубы, не связанные ни с какими из существующих политических партий. Наиболее яркий пример – Серафимовский клуб, созданный в начале 2003 г. группой публицистов, входивших в круг авторов и редакторов журнала «Эксперт» (В.Фадеев, А.Привалов, М.Соколов, М.Леонтьев и др.). Инициаторы поставили своей целью сформулировать «актуальную повестку дня страны» и разработать «позитивную политику роста» – в противовес «прежней политике, негативной политике страха и безмыслия». Клуб, однако, не просуществовал и года, распавшись из-за разногласий, связанных с отношением к «делу “ЮКОСа”». Преемником Серафимовского клуба во многом стал Клуб политического действия «4 ноября» – внутрипартийный клуб «Единой России».

ВНУТРИПАРТИЙНЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ КЛУБЫ «ЕДИНОЙ РОССИИ»

В настоящее время политические клубы формально существуют при ряде высших учебных заведениях страны (Российский государственный гуманитарный университет, Московский городской педагогический университет и др.), а также внутри политической партии «Единая Россия». Однако в первом случае их вряд ли можно признать таковыми в строгом смысле слова. Это скорее студенческие клубы, устраивающие дискуссии по актуальным политическим вопросам. Возможно, в других условиях из них могли бы вырасти полноценные политические клубы, однако в сегодняшней ситуации такую возможность можно рассматривать лишь как чисто гипотетическую.

Что касается внутрипартийных клубов «Единой России», то эксперты расходятся в оценке причин их появления и выполняемой ими роли. Появление первых из них – Клуба политического действия «4 ноября» и Социально-консервативного клуба (Центр социально-консервативной политики, с 2009 г. – «Гражданская платформа» – было санкционировано постановлением президиума Генерального совета партии «Единая Россия» от 23 апреля 2005 г. Принятию этого решения предшествовала дискуссия о содержании будущей программы партии. Сторонники превращения партии в либерально-консервативную впоследствии образовали клуб «4 ноября», сторонники развития ЕР на социально-консервативной платформе – одноимённый клуб. Остальные два клуба возникли существенно позже: Государственно-патриотический клуб – в апреле 2008 г., Либеральный клуб – в марте 2010 г.

9 апреля 2008 г. в Центральном исполнительном комитете «Единой России» была подписана Хартия политических клубов партии, в которой было объявлено о приверженности подписавших её организаций – Центра социально-консервативной политики, Клуба политического действия «4 ноября» и фактически ещё не созданного Государственно-патриотического клуба – «основным мировоззренческим ценностям, идеалам и программным целям партии», выражена поддержка «предложенному Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым плану развития России до 2020 года» и обещано «активно участвовать в его реализации». Участники Хартии призвали руководство партии поддержать инициативу клубов по «развёртыванию конструктивной дискуссии по ключевым проблемам партийной и государственной политики», а членов и сторонников «Единой России» – принять в этих дискуссиях «самое активное участие».

Эксперты сходятся в мнении, что во многом создание внутрипартийных клубов явилось ответом на критику в адрес «Единой России», которую многие, включая тогдашнего президента В.Путина, называли безыдейной организацией, не имеющей собственной программы.

Однако когда речь заходит о реально выполняемых клубами функциях, мнения аналитиков расходятся. Близкие к «Единой России» эксперты отстаивают точку зрения, что «партия власти» и в самом деле осознала необходимость широкой дискуссии при выработке программных документов. Скептики предпочитают более утилитарные объяснения. Одни полагают, что тем самым «Единая Россия», демонстрируя свою идеологическую безбрежность – от чистого государственничества до чистого либерализма, облегчает привлечение в свои ряды новых сторонников. Другие высказывают мнение, что речь идёт о простой имитации дискуссии, не рассчитанной ни на что, кроме чисто показного эффекта. Третьи придерживаются точки зрения, что клубы играют роль площадки, с помощью которой партия рекрутирует не столько рядовых сторонников, сколько экспертов, которые занимались бы идеологическим и пропагандистским обслуживанием «Единой России».

В самом начале существования клубов высказывалось также предположение, что они могут послужить основой для создания в будущем внутрипартийных фракций, аналогичных тем, что существуют в Либерально-демократической партии Японии. Однако эта гипотеза вскоре была опровергнута самой политической практикой, поскольку фракции внутри ЛДПЯ реально претендуют на власть, в то время как клубы «Единой России» не только не высказывают никаких властных притязаний, но не очень конкурируют даже друг с другом – в последнее время их заседания всё чаще проводятся совместно, а в дискуссиях озвучиваются позиции не столько клубов, сколько их отдельных представителей.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Березовский В.Н., Кротов Н.И., Червяков В.В. Новые общественно-политические организации и движения СССР

Вебер М. Политика как призвание и профессия

Игрунов В.В. О неформальных политических клубах Москвы

Коргунюк Ю., Мелешкина Е. Организационное устройство "Единой России" и партии коммунистов Молдовы

Коргунюк Ю.Г. Становление партийной системы в современной России

Коргунюк Ю.Г. Эволюция организационных форм политических партий и современная представительная демократия

Эта статья еще не написана, но вы можете сделать это.